» » Благородный душевный порыв

Благородный душевный порыв

На помощь Мессине
«Группа русских моряков, спасших трех малюток, все родные которых погибли, обратились к итальянской королевской чете с ходатайством о разрешении усыновить детей» — писала газета «Русское слово» 21 января 1909 года

Об этом сообщил капитан прибывшего из Мессины в Одессу парохода «Катания».

Русские моряки обещают доставить их в Петербург, воспитать, дать образование и обеспечить на всю жизнь. Согласие дано. Дети остались пока на русских броненосцах отряда Литвинова.

Землетрясение в Мессине
В ночь на 28 декабря 1908 г. произошло страшное землетрясение, стёршее с лица земли курортный город Мессина.

Эпицентр бедствия магнитудой 7,5 находился в Мессинском проливе между Сицилией и Апеннинским полуостровом. В результате разрушены города Мессина, Реджо-ди-Калабрия и Пальми. Это землетрясение считается сильнейшим в истории Европы.

Русские корабли, стоявшие на рейде Августы, внезапно развернуло на 180°, до вахтенных донеслись приглушенные крики и шум с берега, затем всё стихло. Утром после подъёма флага отряд, на котором ещё были не в курсе происшедшего, вышел в море на стрельбы; вернулись под вечер. Прибыл представитель сицилийских властей, сообщивший русскому флагману на «Цесаревиче» о происшедшем.

Контр-адмирал В. И. Литвинов принял решение об оказании немедленной помощи Мессине и, проведя совещание командиров, не дожидаясь получения разрешения из России, вышел в море с «Цесаревичем», «Славой» и «Адмиралом Макаровым». «Богатырь» оставили из-за отсутствия достаточного количества угля, а также для поддержания телеграфного сообщения с материком через Палермо, поскольку с Мессиной связи не было; крейсер присоединился к отряду через сутки.

Бывший в этом походе на «Славе» гардемарином В. Н. Янкович вспоминал:
Никто из нас ещё не представлял, что придётся делать в Мессине. Но в течение всей ночи люди не спали. Из всевозможных материалов делали носилки, машинная команда отковывала ломы, кирки, топоры. Приводили в порядок лопаты…

 На берег был отправлен весь экипаж линкора, за исключением лишь самых необходимых специалистов и больных.

В. А. Белли (на «Цесаревиче») вспоминал:
На подходах к Мессине и в Тесинском проливе кругом видны были плавающие предметы обстановки и оборудования домов, смытых волной с берега: шкапы, двери, ящики, столы и т. п. Встали на якорь, отсалютовали. Какая-то батарея на холмах ответила на салют. Офицеры и матросы с кораблей повахтенно свозились на берег днём и ночью для работ по спасению людей, засыпанных развалившимися домами. Люди трудились совершенно героически, не зная отдыха. Город был совершенно разрушен, остались лишь остовы больших каменных зданий.

В тяжелейших условиях, в обстановке пожаров и непрекращающихся подземных толчков, команды русских кораблей разбирали завалы и спасали людей. В. Н. Янкович вспоминал:
Приходилось разгребать развалины, вытаскивать брёвна, доски. Известковая пыль обжигала руки и лицо, пальцы и ладони растирались в кровь. Спасённых клали на носилки или створки дверей и несли на набережную к нашим медпунктам…» В сообщениях из Мессины неизменно с особой симпатией отмечалось геройство русских моряков. Вот что писала британская «Дэйли телеграф»: «Англичане работали блестяще, так поступали и итальянцы, но, конечно, они не могут надеяться сравниться с русскими… Это были люди, которые шли только туда, куда, по-видимому, людям нельзя проникнуть… Русские совершали всякие невозможные дела.


Вечером 29-го подошли британский броненосный крейсер «Сатлидж», русские канлодки «Гиляк» и «Кореец», команды которых также сразу включились в спасательные работы. Через несколько часов прибыл итальянский линкор «Рома» под королевским флагом. На следующий день королева Елена, черногорка по национальности, посетила «Славу» и на неплохом русском произнесла перед моряками речь, полную горячей признательности за их немедленную и эффективную помощь.

Командующий отрядом контр-адмирал Литвинов телеграфировал в Морское министерство:
Прибывшие в Мессину Король и Королева Италии посетили корабли „Цесаревич“ и „Славу“ и благодарили за помощь населению. Бедствие ужасное. Средств для спасения засыпанных мало. Погибших не менее 50 000 в одной Мессине, не считая унесенных волною в море. Работа всего личного состава вверенного мне отряда выше похвалы.


Мессина
Самоотверженность русских команд вызвала небывалые чувства у итальянцев. С острова Капри в Неаполь, куда «Цесаревич» и «Слава» доставили спасённых («Адмирал Макаров» был отправлен в Сиракузы), прибыл Максим Горький, который оставил такие строки:
Судно, прибывшее в Неаполь, это наша „Слава“. Воистину команда этого судна оправдала его имя, как горячо и единодушно свидетельствует пресса всей Италии… Да будет знаменательным и вещим для всей эскадры это первое её боевое крещение, полученное ею не в страшном и позорном деле борьбы человека с человеком, а в деле братской помощи людям в борьбе против стихии, одинаково враждебной всему человечеству.
Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Гость






СМИ Украины:

Загрузка...