» » » Так сколько же земли осталось в Украине безхозной?

Так сколько же земли осталось в Украине безхозной?

Так сколько же земли осталось в Украине безхозной?

Во вторник, 20 октября 2020 года, общенациональное издание «Экономическая правда» опубликовало интервью с  Главой Госгеокадастра Романом Лещенко. Интервью по своей сути – страшное. И, вот, почему: впервые, на официальном уровне прозвучали не только цифры об использовании земли в Украине, но и раскрывается механизм ее расхищения.

Судите сами. Начну с истории и цитирую слова Лещенко:

Когда меня назначили руководителем (10 июня 2020 года), мы вместе с новой командой начали работу по трем базовым направлениям. Первое – это аудит системы регистрации земельных участков. Второе – технический аудит земельной базы. Третье – это анализ инвентаризации земель сельскохозяйственного назначения. Когда мы начали аудит, то сразу почувствовали внутреннее противодействие этому процессу. Мы увидели серьезные проблемы в системе, в частности, отсутствие предохранителя «двойной приватизации». Все IT-специалисты, которые непосредственно обслуживали документооборот, уволились. Чтобы привести процессы в порядок, мы остановили на два месяца – в июле-августе – регистрацию земельных участков.

Что показал аудит? С середины 2013 года до 2020 года с государственной в частную собственность через механизм бесплатной приватизации было выведено более 700 тысяч гектаров земли. То есть, речь идет о территории одной небольшой европейской страны.

И снова слово Лещенко:

Когда мы начали выяснять саму механику этой бесплатной приватизации, то обнаружили, что в системе регистрации прав в Министерство юстиции и в системе Государственного земельного кадастра отсутствуют верификаторы первичного приобретателя земельного участка при безвозмездной приватизации. То есть, нет процедуры проверки личности в двух системах.

А почему так происходит? На этот вопрос Глава Госгеокадастра ответил, что у Министерства юстиции есть реестр прав на недвижимое имущество, а в Госгеокадастра – на землю.

Они синхронизированы протоколом обмена данных, но каждый живет своей жизнью. Мы уникальная страна: у нас земля регистрируется отдельно, а недвижимость отдельно. Хотя во всем цивилизованном мире реестры объединены, и земля есть первичной во всем, что есть на этой земле. В Украине же фактически система документооборота в Минюсте одна, в Земельном кадастре - своя. Мы убеждены, что это все было сделано искусственно.

К чему это привело? И снова комментарий Лещенко:

Мы сделали аудит существующего с 2013 года электронного реестра только на 27% и обнаружили тысячи дублирующих записей. Есть группы людей, которые получали земельные участки по 2 гектара энное количество раз, часто - в очень выгодных местах. Это люди приближенные к чиновникам. Они, например, могли быть связаны с получением земельных участков в Житомирской области, где добывают ильменит, или в Ровенской области – где янтарь. Когда вам говорили, что в стране 10 миллионов гектаров земель государственной собственности, то это была ложь. Страна фактически разграблена. Осталось очень мало – около 2 миллионов га мы передаем в объединенные территориальные общины, и остается свободных 0,75 миллиона га.

Финиш земельной реформы был в 2013-ом?

Программу ведёт журналист Игорь Розов

Комментарии