» » » Четыре года после трагедии



Четыре года после трагедии


Знакомый маршрут. «Маршруткой» до «Привоза». Потом мимо вокзала на конечную остановку 18-ого. Полиция по всему ходу движения. Правда, местами установили сетчатый забор. Правильно. А то в прошлый раз, несмотря на оцепление, утверждали о заминировании.

Железный забор. Фотографии сожжённых. Цветы. Тишина. Правда, иногда взрывается шумными монологами. Но тут же появляется полицейские «переговорщики». Психологи. Гасят громких.

Одесса. 2 мая, 2018-ого. Четыре года после трагедии. И здесь, на Куликовом поле, и там – на Греческой площади, –  поминают ушедших навечно.

Четыре года Одесса разделена. И, как по мне, не только потому, что у разных людей разные взгляды. В том числе – идеологические. До 2014-ого в «Южной Пальмире» голосовали и за «регионалов», и за «Батькивщину», и за «Свободу». Нормально. Никто не бросался друг на друга с вилами наперерез. Не устраивал побоища. Даже объединялись, когда избирательные комиссии оглашали цифры голосования. Почему-то все «хором», –  и победители, и проигравшие, –  шумели о подтасовке результатов.

Переходя от одной группы к другой, слушая разговоры одесситов, я поймал себя на мысленном переворачивании страниц романа Федора Михайловича Достоевского «Бесы».  

Пришел домой. Открыл книгу и нашел один из монологов Петра Верховенского. Это он говорит об еще одном герое романа – Шигалеве:
У него хорошо в тетради, у него шпионство. У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное – равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! ...Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалываются глаза, Шекспир побивается каменьями – вот шигалевщина! Рабы должны быть равны: без деспотизма не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина!.

И еще:
Не надо образования, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только недостает: послушания.

Мне ответят: Достоевский умышленно заостряет ситуацию. А я скажу: на то и существуют гении, чтобы предвидеть будущую остроту будущих исторических моментов. Эти конфликты прогнозируемые, если мы не желаем их видеть, чувствовать их приближение, а потом оказаться в самом центре схватки.

И здесь не столь важны идеологические воззрения, сколько осознание человеческого достоинства. Пожалуй, самого сложного чувства, возникающего у человека разумного. Не каждый рискнет дать ему пробудиться в себе любимом.

…Четыре года город ждет, когда суд определит виновных и правых. Не потому, что жаждет мести. Жаждет увидеть справедливость. Ибо и достоинство, и справедливость не могут существовать друг без друга.
Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
новости партнеров