Цена словам? Недоверие, увы…

Цена словам? Недоверие, увы…

Начну с записи в социальной сети Фейсбук, которую сделал на своей странице Премьер-министр Украины Владимир Гройсман, буквально на днях. Он похвастал успехами. Разумеется, возглавляемого им Правительства.

Написал следующее: «Хорошая новость. По данным Госстата, средняя зарплата штатного работника в Украине в марте 2017 составила 6752 гривен». Ну, дальше пошли процента с долями, которые обязаны убедить обывателя, что жить стало лучше, жизнь стала веселее. Но тут же выдал «на-гора» информацию, опровергающую «концовку» предыдущего предложения. Оказывается, в целом по году в Украине рост доходов составил более чем 37 процентов, а инфляция за этот период составила около 15 процентов. Что, замечу, уменьшает этот самый рост благосостояния почти в два раза. Ибо наш обыватель идет в торговую сеть и на базар не с цифрами Госстата в «кошельке», а с гривнами.

И на «ценниках» видит не отчетность, нарисованную на бумаге, а вполне реальный рост цен. Продавец закладывает в стоимость товара эту самую инфляцию. Кто-то осознано, а иные – инстинктивно. Я понимаю ситуацию Кабинета министров и его главы. Они под постоянным обстрелом своих оппонентов. И жаждут показать, что называется, «товар – лицом». Но и их критики, подчеркну, далеко не наивные ребята. Им есть, что представить в ответ. И тут начинается суета. Прежде всего, со стороны исполнительной власти. По ходу начинают раздувать несуществующие достижения.

Вот, еще один пример. Теперь с участием и Владимира Гройсмана, и Юрия Луценко, Генерального прокурора Украины. Речь идет о возвращении в бюджет страны по решению суда, - путем спец конфискации, - до полутора миллиардов долларов США, принадлежащих Виктору Януковичу и его ближайшему окружению. Я поначалу возрадовался. Вернут такие деньжищи! Но быстро остыл. Экс-министр финансов Наталия Яресько в конце 2015 года уточняла, что 1,4 миллиарда долларов арестовано на счетах в «Укргазбанке» и «Ощадбанке»: преимущественно это валютные облигации внутреннего госзайма. «Поскольку они пока арестованы, но не конфискованы, то мы платим по ним проценты, и, если необходимо, гасим основной долг. Это приблизительно 33 миллиарда гривен», - сказала тогда министр.

Что мешало еще два года назад конфисковать награбленное, - а как иначе назвать деньги «злочинной влады»? – понять невозможно. Как и то, что, оказывается, Украина регулярно выплачивала обвиняемым проценты! Дальше – интересней. «Ощадбанк» и Минфин также отказываются уточнять, какая доля в спец конфискации в настоящее время приходится на облигации внутреннего государственного займа, а какая – на денежные средства. В спец фонд госбюджета-2017 от спец конфискации, по словам премьера Владимира Гройсмана, заложены поступления в размере 12 миллиарда гривен, что соответствует почти четыремстам сорока пяти миллионам долларов. Если это так, то оценка Премьера явно не совпадает со словами Генерального прокурора Юрия Луценко, который сказал на совещании у президента страны следующее: «Сегодня вступило в силу постановление суда о конфискации в пользу государственного бюджета огромной суммы – около 40 миллиарда гривен или около одного миллиарда четырехсот миллионов долларов средств, так называемого, «общака» Януковича, который был сформирован членами преступной группировки». Словом, все, как всегда. Ищем правду в словах…


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие новости: