» » Великий романтик Александр Грин



Великий романтик Александр Грин

Александр Грин Алые паруса
Шестнадцатилетним юношей  Александр Гриневский, решив стать моряком, приезжает в Одессу, Его отец, Стефан Гриневский, польский шляхтич,  дал сыну 25 рублей на дорогу и адрес друга в Одессе.

«Как наступили сумерки, я, надев свою широкополую шляпу, сошел со знаменитой лестницы в порт, в легкие сумерки, овеянные ароматом моря, угля и нефти.

Я волновался и трепетал, словно шел признаваться в любви, но все окружающее подавляло меня силой грандиозной живописной законченности; в ней чувствовал я себя ненужным – чужим.»

Прием в мореходные классы был уже закончен. Потом Грин напишет:
Я рылся в материках, как в щепках, но даже простой угольный пароход отвергал мои предложения, не говоря уже о гигантах Добровольного флота или изящных великанах Русского общества…

Иногда матросы осыпали меня насмешками, и, должно быть, действительно казался я смешон с моей претензией быть матросом корабля дальнего плавания, я, шестнадцатилетний, безусый, тщедушный, узкоплечий отрок, в соломенной шляпе (она скоро потеряла для меня иллюзию «мексиканской панамы»), ученической серой куртке, подпоясанный ремнем с медной бляхой и в огромных охотничьих сапогах.

Но впечатления от приморского города остались незабываемые:
Уже потрясенный, взволнованный зрелищем большого портового города, его ослепительно-знойными улицами, обсаженными акациями, я торопливо собрался идти — увидеть, наконец, море... Я вышел на Театральную площадь, обогнул театр и, пораженный, остановился: внизу слева и справа гудел полуденный порт. Дым, паруса, корабли, поезда, пароходы, мачты, синий рейд — все было там.

Деньги, которым он не знал счета и тратил на пустяки, стреляя в тире, покупая апельсины и обедая в ресторане, быстро кончались, он продавал свои вещи, голодал, болел и чувствовал себя мучительно одиноким, беззащитным, гибнущим, ни одна его мечта не сбывалась, а голод был ужасен.

В автобиографическом рассказе «Случайный доход» рассказывается:
Наконец, нервы мои не выдержали. Я остановил вечером жирного одесского туза, переходившего рельсы как раз против знаменитой лестницы бульвара, и, указав ему на приближающийся паровоз, предложил за вознаграждение в сто рублей положить мизинец своей левой руки на рельсу, чтобы туз имел удовольствие увидеть мои страдания. Почтенный коммерсант дико оглянулся кругом, вздрогнул и побежал вверх по лестнице. Я никогда не думал, что толстяки могут так резво нестись вверх.


В конце августа Грин поступил юнгой на пароход «Платон», на котором отправился в каботажное плавание вдоль берегов Крыма и Кавказа. Пароход заходил почти во все портовые города побережья. Тогда Грин впервые побывал в Феодосии, Севастополе, Ялте, которая наиболее поразила его:
Весь береговой пейзаж Кавказа и Крыма дал мне сильнейшие впечатления по рассыпанным блистательным созвездиям, — огни Ялты запомнились больше всего. Огни порта сливались с огнями невидимого города. Пароход приближался к молу при ясных звуках оркестра в саду. Пролетел запах цветов, теплые порывы ветра; слышались далеко голоса и смех.

Один раз Гриневскому удалось побывать и за границей, в египетской Александрии (матросом на пароходе «Цесаревич»).

Моряка из  него не вышло — мешало отвращение к прозаическому матросскому труду.

На слоне лет он писал:
Теперь я вижу, как я мало интересовался техникой матросской службы. Интерес был внешний, от возбуждающего и неясного удовольствия стать моряком. Но я не был очень внимателен к науке вязанья узлов, не познакомился с сигнализацией флагами, ни разу не спустился в машинное отделение, не освоился с компасом.

Вскоре он разругался с капитаном и оставил корабль. В 1897 году Грин отправился назад в Вятку, провёл там год и снова уехал на поиски счастья,— на этот раз в Баку. После этого была служба в армии, работа в эсеровских организациях, аресты, тюрьмы и ссылка.

Летом 1906 год Грин написал два рассказа — «Заслуга рядового Пантелеева» и «Слон и Моська». Первый рассказ был издан как агитброшюра для солдат-карателей и описывал бесчинства армии среди крестьян. Гонорар Грин получил, но весь тираж был конфискован в типографии и уничтожен полицией, сохранились лишь несколько экземпляров. Второй рассказ постигла аналогичная судьба.

Псевдоним «А. С. Грин» впервые появился под рассказом «Случай» (1907 год).


В 1910 году вышел сборник «Рассказы». Большинство включённых туда рассказов написаны в реалистической манере, но в двух — «Остров Рено» и «Колония Ланфиер» — уже угадывается будущий Грин. Сам автор считал, что начиная именно с этих рассказов его можно считать писателем. 

Уже после революции были написаны «Алые паруса», «Золотая цепь», «Бегущая по волнам» —  произведения, обессмертившие имя Александра Грина.


Александр Грин скончался 8 июля 1932 года, на 52-м году жизни, в Старом Крыму, от рака желудка. Похоронен писатель на городском кладбище Старого Крыма. Его жена, Нина, выбрала место, откуда видно море. На могиле Грина установлен памятник «Бегущая по волнам».


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
новости партнеров