Орфей в женском платье » Новости Одессы | ГРАД
» » Орфей в женском платье

Орфей в женском платье


Выдающаяся певица Антонина Васильевна Нежданова 16 июня 1873 года родилась в селе Кривая Балка. Когда Тоне было всего 7 лет, когда ее участие в церковном хоре привлекло массу народа. Голос умилял односельчан, которые восхищенно говорили:
Вот же канареечка, вот же голосок ласковый!

Сама Нежданова вспоминала: 
Благодаря тому, что в семье я была окружена музыкальной обстановкой — мои родные пели, друзья и знакомые, посещавшие нас, также много пели и играли, мои музыкальные способности развивались очень заметно. Мать обладала, так же как и отец, хорошим голосом, музыкальной памятью и прекрасным слухом. В детстве от них я научилась петь по слуху много самых разнообразных песен. Когда я была артисткой Большого театра, моя мать часто бывала на оперных спектаклях. На другой день она совершенно правильно напевала слышанные ею накануне мелодии из опер. До глубокой старости голос у нее сохранился чистым и высоким.

В девять лет Тоню отдали во 2-ю Мариинскую женскую гимназию Одессы. С пятого класса Антонина начала выступать соло. Окончив гимназию, Нежданова была зачислена на свободную вакансию учительницы в Одесском городском девичьем училище.

Антонина начинает заниматься в Одессе с преподавательницей пения С.Г. Рубинштейн. Но мысли об учебе в одной из столичных консерваторий приходят все чаще. Благодаря помощи доктора М.К. Бурда девушка едет в Петербург поступать в консерваторию. Здесь ее ждет неудача. Зато счастье улыбнулось Неждановой в Москве. Нежданову прослушали директор консерватории В.И. Сафонов и профессор пения Умберто Мазетти. Ее пение понравилось.

Мазетти умел раскрыть перед учеником музыкальные богатства произведения. Блестяще аккомпанируя ученикам, он увлекал их эмоциональной передачей музыкального текста, темпераментом, артистизмом. С первых шагов, требуя осмысленного пения и эмоционально окрашенного звучания голоса, он одновременно уделял огромное внимание красоте и верности образования певческого тона.

В 1902 году Нежданова окончила консерваторию с золотой медалью, став первой вокалисткой, удостоенной столь высокого отличия. С того времени и по 1948-й она оставалась солисткой Большого театра.

На дебют Неждановой 23 апреля 1902 года в опере «Иван Сусанин» восторженно откликнулся критик Кругликов:
Молодая дебютантка выступила в партии Антониды. Необычайный интерес, возбужденный в слушателях начинающей артисткой, увлечение, с которым в публике обменивались впечатлением по поводу новой Антониды, решительный ее успех тотчас же после блестящего по непринужденности исполнения выходной арии, принадлежащей, как известно, к труднейшим номерам оперной литературы, дают полное право быть уверенным в том, что Нежданову ожидает счастливая и выдающаяся сценическая будущность.


Партия Антониды открывает галерею пленительных образов, созданных Неждановой в операх русских композиторов: Людмила («Руслан и Людмила»); Волхова («Садко»); Татьяна («Евгений Онегин»); Снегурочка (одноименная опера); Шемаханская царица («Золотой петушок»); Марфа («Царская невеста»); Иоланта (одноименная опера); Царевна-Лебедь («Сказка о царе Салтане»); Ольга («Русалка»); Парася («Сорочинская ярмарка»).


Крупнейшие оперные театры мира мечтали заключить длительные контракты с «русским соловьем», но Нежданова отвергала самые лестные ангажементы. Лишь однажды великая певица согласилась выступить в парижской «Гранд-опера».

В 1912 она исполнила партию Джильды в «Риголетто». Ее партнерами были знаменитые Энрико Карузо и Титта Руффо.


«Успех госпожи Неждановой, певицы еще неизвестной в Париже, сравнялся с успехом ее знаменитых партнеров — Карузо и Руффо», — писал французский критик. Другая газета писала:
Голос ее прежде всего обладает удивительной прозрачностью, верностью интонации и легкостью при совершенно выравненных регистрах. Затем она умеет петь, выказывая глубокое познание искусства пения, и вместе с тем производит на слушателей трогательное впечатление. Немного найдется артисток в наше время, которые с таким чувством смогут передать эту партию, имеющую только тогда цену, когда она передана идеально. Госпожа Нежданова достигла этого идеального исполнения, и оно по справедливости было признано всеми.

Бернард Шоу, ошеломленный исполнением Неждановой русских песен, подарил певице свой портрет с надписью:
Я понимаю теперь, почему природа дала мне возможность дожить до 70 лет — для того, чтобы я услышал лучшее из творений — Нежданову.


К.С. Станиславский писал:
Дорогая, чудесная, удивительная Антонина Васильевна!.. Знаете ли, чем Вы прекрасны и почему Вы гармоничны? Потому что в Вас соединились: серебристый голос удивительной красоты, талант, музыкальность, совершенство техники с вечно молодой, чистой, свежей и наивной душой. Она звенит, как Ваш голос. Что может быть прекраснее, обаятельнее и неотразимее блестящих природных данных в соединении с совершенством искусства?

Последнее стоило Вам огромных трудов всей Вашей жизни. Но мы этого не знаем, когда Вы поражаете нас легкостью техники, подчас доведенной до шалости. Искусство и техника стали Вашей второй органической природой. Вы, как птица, поете потому, что Вы не можете не петь, и Вы одна из тех немногих, которые будут превосходно петь до конца Ваших дней, потому что Вы для этого рождены на свет. Вы — Орфей в женском платье, который никогда не разобьет своей лиры. Как артист и человек, как Ваш неизменный почитатель и друг я удивляюсь, преклоняюсь перед Вами и прославляю Вас и люблю.

Богатейший опыт оперной и камерной певицы Нежданова использовала в педагогической работе. С 1936 года — преподавала в Оперной студии Большого театра, затем в Оперной студии имени Станиславского. С 1944 — профессор Московской консерватории.

Умерла Антонина Васильевна Нежданова 26 июня 1950 года в Москве.
 
Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...